Демократия в Украине как-то не прижилась. Пустила робкие всходы в 90-х, испуганно оглядываясь по сторонам, и очень быстро попала под прямую зависимость от имущих власть, деньги, погоны и карманные СМИ. Демократия, в которой выбор всего народа определяли несколько богатейших семей, очень быстро выродилась в олигархию.

Но украинские олигархи не захотели мирно договориться между собой и коллективно доить Украину, они начали свергать друг друга. Сначала с помощью политических сговоров и кулуарных переворотов, а затем – выведенной на улицу толпы «активистов» и «патриотов». Но после второго Майдана эта толпа не захотела расходиться по домам, а сама  возжелала управлять Украиной, игнорируя законы, на усмотрение зажигающих её демагогов и атаманов. Так страна начала погружаться в хаос охлократии…

Власть толпы

Свобода слова и право собственности в Украине, похоже, больше не существуют – их отменил «Правый Сектор». Так можно расценить действия активистов этой скандально известной организации, которым не так давно не понравилась издаваемая в Киеве газета «Вести» — мол, неправильно освещает события на Донбассе и вообще в стране. И в начале апреля активисты «Правого Сектора» совершили «экс»: банально отобрали у распространителей весь тираж «Вестей», пообещав сдать его на макулатуру и купить на вырученные деньги «правильных» книжек для детей. Уголовный факт этого банального грабежа под политическими лозунгами так и остался где-то лежать под сукном. Подобные «проделки» людей в масках и военных куртках, принадлежащих к различным «патриотическим организациям»,  правоохранительными органами сейчас практически не рассматриваются. Мол, не убили же никого – ну и ладно!

А вот Харьков, где свои активисты тоже не только ломают памятники и бросают в мусорные баки неугодных депутатов горсовета. Недавно там ребятам из некого движения «Стоп наркотик» не понравился один из табачных киосков – мол, торгуют какими-то неправильными смесями. Что ж, долг гражданина написать об этом заявление в ОБНОН, но вместо этого молодые люди начали бить в этом киоске стекла и выносить из него упаковки товара, якобы чтобы самим отвезти его в отделение! Такой вот нынче у активистов метод борьбы с предполагаемыми нарушениями закона. И судя по тому, что местная милиция очень быстро отпустила задержанных борцов с киосками, она тоже не видит в этом методе ничего плохого.

Дело, конечно, не в методах. Попробуй то же самое совершить компания вышедших из пивной простых мужиков, то их не просто тут же закроют, но и повесят на них все ограбления в городе за последние полгода. Потому что они – всего лишь неорганизованные обыватели. А вот организованным активистам можно всё, даже избивать останавливающих их гаишников. Главное при этом выкрикивать патриотические лозунги, махать национальными флагами и носить националистическую символику.

ОПГ, которые вместо блатной романтики исповедуют национал-патриотизм, получили то, на что не могла рассчитывать «братва» в 90-х: прямое и публичное покровительство власти, давшей им мандат на вседозволенность. И теперь эта аббревиатура читается иначе: организации патриотических граждан. Что-то подобное уже было в Украине сто лет назад, когда 1917-й год сделал ватаги «моторных хлопцев», поднявших различные революционные знамена, новой движущей силой общества.

А потом, в лихом 1919-м, эти бесчисленные батьки-атаманы умудрились стать, пусть и ненадолго, правящей элитой, весело гуляющей в расколотой на 73 республики (!) Украине. И белым, и красным приходилось снимать с фронта целые дивизии, чтобы попытаться унять этих «хлопцев» в бараньих шапках и с маузерами за поясом…

Конечно, может показаться, что всех этих «активистов» и «патриотов» не так и много, чтобы составить серьезную конкуренцию действующей  власти. Однако мы можем заметить, что численность организованных толп в каждом конкретном случае зависит от мероприятия: когда это десяток «побратимов» на джипах, а когда и несколько сотен или даже тысяч «патриотических граждан». Уже сейчас власть и организованная толпа находятся в состоянии паритета. «Активисты» занимаются тем, что борются с противниками власти и недовольными гражданами  «нестандартными» методами, попросту терроризируя и запугивая их. В ответ они получают от власти некоторую вседозволенность и неподсудность, без которых им было бы невозможно «работать» и создавать свой угрожающий имидж. Сейчас они нужны друг другу, но так будет не всегда.

Существует лишь два варианта развития дальнейших отношений власти и организованной толпы. Первый из них: со временем организованная толпа изменится качественно, она станет более решительной, сильной, многочисленной, у неё появится множество амбициозных лидеров, она будет менее управляема стоящими за ширмой кукловодами и выработает четкие собственные интересы и цели, которые и будет достигать. И однажды решит, что более не нуждается в покровительстве власти, а сама будет выставлять ей условия.

Сейчас система украинской власти представляет собой ослабевшую разваливающуюся олигархию, пока еще делающую вид, что играется в демократию, опирающуюся на  крепнущую охлократию. Но после того, как олигархи и государственный аппарат будут вынуждены подчиниться воле толпы, произойдет окончательный переход к охлократии. Сбудутся мечты «патриотов»: Украиной действительно будет управлять Майдан! И можно только представить, какие идеи придут в голову орущим на нем горлопанам…

Приди, тиран!

Подобная разновидность «дикой демократии» воодушевляет и впечатляет лишь поначалу, когда наивному обывателю кажется, что «народ восстанавливает справедливость», попранную жестоким режимом или коррупционерами. Бросили в мусорный бак чиновника, разгромили установленную в парке чебуречную, устроили драку с застройщиками — и как бы поступили в интересах обывателя, уставшего засыпать своими жалобами глухие инстанции.

Но вот обыватель со слезами и вздохами пересчитал оставшуюся в кошельке мелочь, еще раз ужаснулся новым тарифами ценам – и решил выйти на акцию протеста против экономической политики правительства. Обыкновенная акция, какие регулярно проходят в большинстве стран мира (ну кроме самых тоталитарных), ничуть не антизаконная и вполне себе мирная. И что же? К обывателю подбегают те самые «активисты» и «патриоты» в масках, которыми он так восхищался, начинают его толкать, орать, обзывать его «предателем» и «пособником террористов», хватают за ворот, куда-то волокут…

Беспредел пугает неизвестностью, вызывающей растерянность. Когда непонятно, на каком основании тебя прессуют, непонятно, что от тебя хотят, и совершено непонятно, что с тобой ещё сделают. А еще осознанием того, что управы на беспредельщиков не найти. И беспомощный человек оказывается целиком во власти их прихоти и настроения. Охлократия, которая не придерживается закона и правил, как раз является воплощением системного беспредела со стороны уличной толпы, то есть не пойми кого. А это выглядит даже хуже, чем беспредел милиции или оккупантов. Кстати, именно поэтому во времена ВОВ селяне больше боялись партизан, чем немцев. У немцев были жестокие, но четкие правила, партизаны придумывали свои на ходу и меняли их в зависимости от настроения.

Поэтому очень быстро отношение обывателя к «активистам» меняется на негативное. Уже сейчас многие украинцы сердито воспринимают их хулиганами и даже бандитами, которые лихо «гуляют» по городам и поселкам, вместо того чтобы сублимировать свою патриотическую энергию на фронте АТО. Дальше может быть хуже, особенно если толпа начнет по-своему воплощать учение Бандеры об интегральном национализме и в самом деле вмешиваться во все сферы жизни украинцев. Вплоть даже до появления на бракосочетаниях с гневными криками «а чому наречена без стрічок и вишиванки, це не українське весілля, це ватна свадьба!» и последующим погромом кортежа.

И вот тут обыватель начинает задумываться о том, что не мешало бы навести в стране «порядок» — и не призывами к толпе угомониться, а её жестким разгоном, невзирая ни какую мишуру в виде патриотических лозунгов и националистических символов. И если раньше граждане мечтали о «сильной руке» для борьбы с коррупцией, то теперь она понадобится им для защиты от беспредела толпы, от охлократии. Ради чего они могут быть готовы даже на некоторое сокращение своих гражданских прав, которые в условиях охлократии всё равно невозможно реализовать. Так в Украине созревает общественная почва для принятия власти диктатора – метода решения проблем, известного еще в Древнем Риме.

В длинном списке диктаторов Рима были и те, кто избирался Сенатом для укрощения распоясавшейся толпы плебеев, не раз угрожавшей самому существованию государства. Охлократии в Риме боялись куда больше, чем диктатуры, и политика укрощения толпы  мечом или пряником была одной из основ государственности.

Так же, как и римские патриции, украинские олигархи тоже боятся становления охлократии, при которой толпа будет уже не опорой и защитой, а угрозой их власти. Тогда они уже почти не смогут управлять толпой, зато толпа будет выставлять им свои требования и даже откровенно грабить имущество олигархов. Похожая ситуация сложилась в революционной России к осени 1917 года: Временное правительство с каждым днем утрачивало бразды правления, а бесчисленно множившиеся «комитеты» и «гвардии» погружали страну и фронт в хаос криминальной анархии. И тогда многие захотели диктатуры, остановившись на кандидатуре генерала Корнилова, чей путч, впрочем, оказался сорванным именно «комитетами». Тем не менее, идея диктатуры была весьма популярна, так что большевики воплотили её в виде коллективной диктатуры пролетариата.

Закон суров – но он закон!

Если украинские олигархи осознают, что продолжение использования «охлоса» в борьбе друг против друга чревато потерей власти и капиталов, то они придут к пониманию необходимости немедленного прекращения этих опасных игр. Правда, джинн уже выпущен из бутылки, так что его придется загонять туда силой. И такой силой могут выступать только государственные силовые структуры, поскольку попытка бороться с толпами «активистов» руками частных армий или других «активистов» — это значит лишь увеличивать численность «охлоса» и еще больше осложнять ситуацию.

Но прямо сейчас в данный момент невозможно взять и отдать приказ, к примеру, ОМОНу начать отлавливать группы хулиганящих и рекетирствующих «патриотов». Прежде всего, потому, что украинские силовики научены горьким опытом того, что власть их постоянно кидает. Сегодня они выполнят приказ – а завтра очередная власть заведет на них уголовные дела за «репрессии», а то и вообще «побратимы» арестованных начнут терроризировать семьи силовиков. Поэтому украинские силовики предпочитают не ввязываться в такие разборки, а лишь ловить безобидных пьяных прохожих да мелких воришек. Можно сказать, что сегодня правоохранительная система Украина просто разваливается на глазах. Впрочем, как и всё остальное…

Отсюда нетрудно прийти к выводу, что силовики начнут в полной мере выполнять свои обязанности, лишь когда Украина получит единую, твердую, строго придерживающуюся законов и выполняющую собственные гарантии власть. Причем не до следующих выборов с майданом, а на длительный срок: 10-15 лет и более.

Такая диктатура была бы в состоянии избавить Украину от охлократии и призраков нового Майдана – и в то же время удержать свою власть без помощи «патриотических титушек». А заодно обеспечить в стране не только политическую и правовую, но и социально-экономическую стабильность. К этому бы её вынудил здравый  смысл: удерживаться у власти одними только милицейскими дубинками, отмахиваясь от разоренного разгневанного народа, будет весьма трудно. В истории было не так много диктаторов, которые приносили своему народу лишь ухудшения, и все они быстро закончили очень скверно.

Поэтому «сильной руке», управляющей в Украине, пришлось бы раздавать народу какие-то пряники, хотя бы печеньки. Обычно этого хватает для социальной стабилизации общества, дальнейшие скачки напряжения вызываются уже иными факторами: обычно наевшийся пряников народ начинает требовать больше прав и перехода к демократии (или теократии), что вполне логично. Что-то подобное можно увидеть, к примеру, в России, впрочем, чтобы народ там не качал права, его досыта кормят увлекательными славянофильством и великодержавием.

Однако, подчеркнем, так поступают лишь логически мыслящие диктаторы. А вот с этим у украинских политиков и олигархов всегда было очень напряженно. Во-первых, за два десятилетия ожесточенной междоусобицы они привыкли планировать только кратковременную стратегию: до следующих выборов, до смены правительства. Во-вторых, пытаясь в такие короткие сроки получить как можно больше прибыли, они привыкли высасывать всё досуха из государства, из земельных ресурсов, из предприятий, из карманов сограждан. Каждая новая власть в Украине «обувала» на миллиарды если не фонд госимущества, то бюджет; если не вкладчиков банков, то владельцев валюты; если не  рабочих, то пенсионеров. «Нацарювати й втекти до опозиції» — такой их принцип.

Украинская власть уже давно нуждается в человеке, который бы не оглядывался постоянно с тревогой на двери черного хода. Но он не может появиться в стране, где два десятилетия олигархические группировки борются друг с другом, не разбираясь в средствах. В такой ситуации даже само установление диктатуры проблематично – с ней тут же начнут бороться, поднимая на новую революцию народную толпу и подкупая силовиков.

Поэтому вначале украинским олигархам и политикам придется договориться между собой о перемирии, выработать для него правила новых взаимоотношений. А уже потом соглашаться на предоставление диктаторских полномочий человеку, который бы не только стал наводить в стране порядок твердой рукой, но и был бы гарантом и арбитром в возникающих спорах украинской элиты. Увы, но представить что-то подобное в нынешнем украинском политикуме весьма трудно. Поэтому вариант диктатуры «сверху» может и не состояться.

Зато вполне вероятно создание диктатуры «снизу», как один из возможных вариантов развития охлократии. В этом случае Украина рискует получить классическую тиранию, когда один из «народных лидеров» со своими «побратимами» просто захватит власть в ходе очередного переворота. Беда в том, что тирания, как и охлократия, не уважает законы, она сама придумывает свои правила на ходу и расправляется со своими противниками безжалостно и жестоко.

Тирания была кошмаром олигархов в античной Греции, но чтобы не лезть далеко в дебри истории, вспомним более известный пример постреволюционной Франции. Типичным тиранами были якобинские вожди, прославившиеся сумасбродством и репрессиями, а вот в качестве успешного диктатора выступил Наполеон – не только гениальный полководец, но и автор юридической системы, ставшей примером для всей Европы…

За всем этим мы совершенно позабыли об одном очень важном для многих из нас вопросе: возможно ли восстановление в Украине демократии? Увы, но демократия требует согласия и взаимоуважения, а не насаждения своего мнения угрозами и пинками. Поэтому в обозримом будущем мы сможем лишь воображать себе, что она у нас есть…