Константин  Соколов. Развитие законодательного обеспечения обороны и безопасности

Константин  Соколов. Развитие законодательного обеспечения обороны и безопасности

 

Доклад на научно-практической конференции Парламентского собрания союза Беларуси и России «Актуальные проблемы строительства и развития союзного государства»

 

6 октября 2016 г.                                                                                                              г. Сочи

 

Потребность развития законодательного обеспечения обороны и безопасности возникает в связи с изменением характера борьбы на международном уровне, изменением способов и методов её ведения. Соответственно новым условиям и возможностям могут меняться достижимые стратегические цели борьбы, возникать конкретные угрозы и вызовы. Понятно, что геополитические цели, стоящий за ними образ мироустройства, за который идёт борьба, от этого не изменяются. Технологии осуществления действий не могут определять их цель. При всех технологиях не меняется духовная цель, представления людей о справедливости, которые не могут утверждаться абстрактно, вне критериев совершенного образа жизни и человеческих взаимоотношений, вне миропонимания, основанного на традиционных идейно-религиозных представлениях.

Характерной чертой текущего момента является признание общественностью большинства стран мира международного терроризма наиболее актуальной проблемой международной безопасности. Принимаются соответствующие государственные документы, заключаются межправительственные соглашения для противодействия этому. Однако в течение полутора десятилетий политической активности в этой сфере не удалось не только разрешить проблему, но даже остановить её стремительное усугубление.

Такая ситуация диктует необходимость фундаментального научного анализа проблемы. Терроризм — способ борьбы. Формальная логика подсказывает, что бороться можно с врагом, но не со способом действий. Суть вопроса состоит в том, какой же враг, и с какими целями использует этот способ действий, аморальность которого признаёт международное общественное мнение. Это во-первых. А во-вторых, цели действий на международном уровне не могут достигаться за счёт использования только одного способа действий. Это всегда система действий, доступными способами и методами. Поэтому только системная борьба против этого зла, разрушение всей системы действий, направленных на достижение аморальной цели, сделает бессмысленным использование международного терроризма. Иначе он будет снова и снова использован в разных местах и разными исполнителями по ситуационной необходимости для тех, кто осуществляет кровавую всемирную борьбу в своих интересах. Было бы обеспечение. Терроризм — технология борьбы.

Точкой отсчёта перехода в новую международно-правовую ситуацию является известная провокация 11 сентября 2001 года. Под предлогом этого государственное руководство США объявило борьбу с международным терроризмом. До этого внешними противниками государства рассматривались иные государства и их блоки. Иными словами, права и обязанности суверенных государств на международной арене были перечёркнуты. Началась борьба на любой территории с противником, идентифицируемым не по государственной принадлежности, а с самодеятельно организовавшимися социальными группами, объединёнными по идеологической, идейно-религиозной принадлежности. Границы государств стёрты, их суверенитет нарушен. Тем самым была фактически уничтожена Вестфальская система[1], принятая в 1648 году по результатам Тридцатилетней войны в Европе. Это выстраданная народами идея совместного выживания, неприемлемости потерь за её пределами. Но теперь мудрость предков забыта. Вновь объявлена война на взаимное уничтожение, вместо идеи коллективного общежития.

Вестфальская система не совершенна. Она нарушалась и не предотвратила великих войн. Но её положения были главным правовым аргументом в поисках мирного сосуществования народов в течение веков. Отказ от неё означает, что только мировая война может утвердить принципы нового устройства мира. И эта мировая война страшнее прежних, поскольку она нацелена не на захват территорий и ресурсов, за идеями чего маскируются нынешние агрессоры, обслуживающие их пропагандисты, а на захват всемирной власти, изменение образа жизни человечества. Прежняя система, образно говоря, позволяла «поссорившихся развести по своим квартирам». А теперь остро и безальтернативно стоит вопрос: «как построить общий дом»? «Отсидеться в своём углу» уже невозможно. И строительство этого «общего дома» возможно только на общей идейной основе, устанавливающей систему человеческих взаимоотношений, образ жизни.

Альтернативой невиданной в истории по жестокости и масштабам уничтожения мировой войны может быть только чудо. Оно состоит в интеллектуальном и нравственном пробуждении человечества перед лицом катастрофы. Надо подняться над текущим и увидеть великое. По её сценарию невозможно сохранить не только своё материальное и социальное состояние, гарантированное в системе своей государственности, традиционного образа жизни. Невозможно сохранить саму жизнь в личном, семейном, родовом, национальном понимании её смысла. Чрезвычайно трудно осознать, что сама база благополучия, социальное положение в обществе себя и близких, созидаемая в течение жизни трудами и подвигами не только своими, но и предков, в системе национальной государственности, идеи народной жизни, может быть разрушена созданием иной мировой социальной системы. Гарантии социального положения даются государством. Об условности банковских гарантий по сравнению с государственными уже можно догадаться по жизненному опыту. Общественное сознание сейчас далеко от этого, а значит, и от пути к спасению.

Это проясняет главный вопрос: зачем нужен международный терроризм для построения нового мироустройства? Международный терроризм как инструмент, скрывающий от народов мира порочные интересы использующих его сил, направлен на установление власти меньшинства над большинством. Если бы большинство человечества это осознало, то угнетающее его микроскопическое меньшинство было бы сметено со своих господствующих позиций. Просто массой подавляющего большинства, а не могуществом оружия. Именно поэтому на инструмент, а не на применяющих его, концентрируется внимание общественности. Это крупнейший обман в истории человечества. По крайней мере, по количеству тех, кого заставляют в него верить.

Атака на «башни-близнецы» 11 сентября 2001 года давно разоблачена. Это сделали доказательно и предметно авторитетные независимые исследователи на основе известных непреложных фактов. За прошедшие полтора десятилетия это опубликовано столь масштабно, что об этом не знает только не желающий знать. Вывод вполне однозначен. Атака не могла быть осуществлена без участия американских спецслужб. Могли ли американские спецслужбы это сделать ради подъёма политической значимости неких «арабских террористов»? Или сделали это по приказу тех, кто платит им зарплату?.. В ничем не обеспеченных, легко напечатанных долларах. Печатают эти доллары не в казначействе США, а мировые банкиры, создавшие ФРС, а также МВФ, массу других обеспечивающих их власть транснациональных структур, финансовых и промышленных корпораций. Вот и заказчик — мировая финансово-политическая элита. Идеи создания мирового государства, рабовладельческого по сути, также широко опубликованы. Для осуществления этого надо разгромить альтернативную, национальную государственность, утверждаемую Вестфальской системой.

Здесь нет открытия. Известно давно. Например, кто оплачивал революционеров-террористов, разрушавших Российскую Империю?.. Да и других исторических примеров множество. Понять легко, если есть желание отделить главное от второстепенного. Отдельный террористический акт не имеет глубоких политических последствий. Терроризм как система борьбы стоит очень дорого. Причём с подпольным финансированием, а не на публично собранные народные или от лица народа выделяемые государственные средства. Данное средство борьбы может быть только в одних руках — у банкиров. Идёт схватка с силой, известной тысячелетиями. С властью золотого тельца. Вот уровень борьбы, а кто разменивается в его понимании на частности будет бит как и другое страдающее в войне население.

Эти социально-политические и принятые обществом правовые реалии приводят нас к обобщению. Нужно дать определение международному терроризму. Международный терроризм является одним из способов борьбы мировой финансово-политической элиты с целью разрушения всякой традиционной государственности, открывающий путь к созданию мирового государства на их условиях.

Данное определение, если удастся утвердить его в общественном сознании, задаёт вполне ясную программу деятельности парламентариев многих стран. Первый вопрос. Почему дееспособны именно парламентарии? Потому что их много, они представляют мнение, а ещё важнее, интересы разных слоёв общества. Страдающих от мировой политики. В условиях нарушения государственного суверенитета главы государств попали в заложники. Должны действовать как суверены, а суверенитета нет. Нет настоящего государственного суверенитета во всех трёх основных сферах политики — материальной, духовной и безопасности. Решительное действие любого из глав государств против главного внешнего противника может обернуться тяжёлым ударом с тыла. Они резко ограничены в выборе эффективных решений. Даже реального врага объявить не могут.

В материальной сфере государство может быть поставлено мировыми силами в трудное положение в связи с участием транснационального капитала в функционировании важнейших систем жизнеобеспечения общества. Это может проявляться везде, начиная от добычи природных ресурсов, промышленного производства, энергетики, транспорта, связи, и до работы финансовой системы, торговли, обеспечения населения предметами первой необходимости.

В духовной сфере государство не защищено в связи с отказом от традиционных духовных ценностей в угоду навязываемым извне «общечеловеческим». Деидеологизация не позволяет зафиксировать суть их противопоставления. Духовной основой континентальной цивилизации является коллективизм, общинность, приоритет общих интересов над частными. Основой морской цивилизации является индивидуализм, корпоративность, приоритет частных интересов над общими. Антиподы. Даже публично разъяснить кто с кем борется нельзя — станешь «разжигателем розни». Хотя это сделано до нас, она — историческая. Нынешняя подгонка законодательной системы под «мировой опыт», а не под народный опыт жизни, означает встраивание в мировое государство, основанное на альтернативных духовных ценностях, и разрушение собственной государственности. Узурпированные мировой финансовой элитой крупнейшие объединения мировых СМИ позволяют навязывать народам мира ложное видение происходящих социально-политических процессов, развращать и оглуплять население средствами эрзац-культуры и рекламы, разрушающей адекватное восприятие информации. А в целом — плодить духовных уродов.

В сфере безопасности угрозы от мировой финансово-политической элиты исходят не только в связи с международным терроризмом. Есть здесь многое более важное в парадигме мировой гражданской войны. Сейчас идёт война за установление мировой власти в интересах мировой финансовой элиты. Столкновение социальных групп в рамках борьбы за власть является гражданской войной. В данном случае — мировой гражданской войной.  Её исход определяется тем, на чьей стороне окажется большинство населения. Власть золотого тельца привязывает к себе людей своими методами. Например, контроль частными банками средств, находящихся на счетах, а также прав собственности, является мощным инструментом воздействия на весь аппарат госслужащих, а также других людей, чья деятельность влияет на обеспечение государственной безопасности.

Парламентарии как представители общественных интересов всех слоёв населения должны ясно осознавать перед выбором какого общего направления законодательной работы они стоят.

Первый вариант. Основываясь на ещё признаваемой Вестфальской системе направить законотворчество на укрепление государственных суверенитетов и строить международную правовую систему в интересах формирования общежития государств. На традиционных нравственных нормах. А не на доведённых до абсурда индивидуалистических «правах человека», которые отрицают ответственность за семью, род, свой город, вырастивший и воспитавший тебя народ, государство. Только личные вожделения, культ потребления. Для этого необходимо разгромить международную финансово-политическую элиту, которая сейчас стремительно движется к уничтожению всякой национальной государственности. Это и есть власть золотого тельца, которая угнетает и порабощает  все народы. Необходимо отнять у частных банков право печатать деньги, пересмотреть права собственности, обретённые на ничем не обеспеченные деньги. По сути — мошеннически. Необходимо огосударствление экономики. В чьих руках экономическая власть, в тех же руках политическая власть. Народная власть может существовать только при господстве государственной собственности в экономике.

В гражданской войне силы формируются по идейным основаниям. Борьба за умы людей — главное. Необходимо усиление государственного присутствия в духовной сфере и введение цензуры для СМИ, сферы культуры. С позиций понимания цивилизационных духовных ценностей. В первую очередь, здесь надо перейти принципиальный рубеж. Признать разрушительное значение слова «информация», которое разрушает идейную ответственность, просветительское и воспитательное значение публично сказанного. Информация должна оцениваться как инструмент воздействия на общество. В частности, на первом уровне, необходим запрет использования в рекламе средств информационно-психологического насилия, деформирующего психику людей. В культуре — на пропаганду аморальности и беззакония. Традиционные коллективистские ценности должны быть законодательно закреплены как духовный стержень существования нашей цивилизации. Их необходимо защищать от извращений и утверждать в сознании населения. Из них проистекают все дальнейшие реформы политического и экономического устройства общества.

Второй вариант. Продолжать двигаться в направлении, диктуемом мировой финансово-политической элитой, властью золотого тельца. Тогда государственность будет приобретать всё более декоративный характер, а в недалёком будущем парламентарии, да и общественные силы, выдвигающие их, вообще не будут нужны. Как представители национальных элит. Установление глобальной власти микроскопического меньшинства человечества возможно только в форме глобальной диктатуры с мощной административно-командной системой и директивно расставляемыми в ней кадрами. А также с резким сокращением человечества, чтобы обеспечить эффективное управление малыми силами оставшейся частью. В этом направлении будет разрастаться мировая гражданская война.

Осознание населением интересов и целей угнетающих его сил приведёт к формированию столкновения на классовой основе. Класс крупных частных банкиров, рвущееся к абсолютному господству меньшинство,  это уже осознал и сформировал свои силы. Постепенно развивавшаяся технология ведения мировой гражданской войны уже реализуется этим классом на практике. Мы видим, что после провокации 11 сентября 2001 года практически прекратились межгосударственные войны. Как век назад на нашей территории действовали самодеятельно организовавшиеся отряды и силы, так это происходит и сейчас. Раньше были силы «батьки Махно», «батьки Ангела», добровольческой Белой армии и другие. Так же и сейчас действуют батальоны Коломойского, силы ИГИЛ, частные военные компании, разнообразные негосударственные боевые формирования в разных странах. Военные цели достигаются не военными вторжениями, а подрывом государств изнутри, «оранжевыми революциями», взрывами социальных волнений, столкновением повстанческих и наёмных сил. В США эта технология войны законодательно утверждалась в виде «доктрины Буша», стратегии преэмптивной войны, теперь больше говорят о комбинированной войне. Мудрёные названия скрывают главное — мировую гражданскую войну, где господствуют не государственные, а частные, социально-групповые интересы. В соответствии с приоритетом частных интересов система обороны и безопасности США была подвергнута приватизации. Деликатные в правовом смысле операции проводятся теперь частными военными компаниями, функции разведки, некоторых спецопераций и обеспечивающих действий всё больше передаются в руки частных структур. Названо красивым иностранным словом — аутсорсинг. Иными словами, гражданские лица воюют в мировой гражданской войне. Это факт.

Парламентарии, озабоченные сохранением государственности, должны направить усилия на решение следующих первоочередных задач:

  1. Провести межпарламентское расследование провокации 11 сентября 2001 года, которая стала основанием изменения международно-правовой системы и принятия законов, нарушающих права и свободы граждан, народов и суверенных государств всех стран мира. К участию в этом привлечь представителей парламентов стран, которые согласятся сотрудничать. Темп действий — критичен. По его итогам зафиксировать, что в результате этого узаконена технология борьбы мировой финансово-политической элиты по подрыву национальной государственности стран мира.
  2. На основе нового определения вероятного противника и его целей разработать законодательное обеспечение в виде доктрины ответной борьбы и законов, ограничивающих права и фактическую власть транснациональных сил на территории национальных государств.

Мировая финансово-политическая элита, развязавшая мировую гражданскую войну, понимает, что исходом будет либо её победа, либо её разгром. Угроза нарушения её планов вызовет ожесточённый ответ, не ограниченный моральными и правовыми нормами. С другой стороны, представление мировому общественному мнению ясной картины происходящего обеспечит быстрое объединение союзников в глобальном масштабе. Причём союзников настоящих, идейных, которые пойдут вместе до конца, а не «взаимовыгодных». Удары по национальной государственности актуальны для всех стран мира. Начнётся объединение подавляющего большинства человечества. Главным средством борьбы станет Слово, поставленное на твёрдую правовую основу оно породит Действие.

[1] Основные принципы Вестфальской системы международных отношений:

  • приоритет национального интереса;
  • принцип баланса сил;
  • приоритет государств — наций;
  • принцип государственного суверенитета:
    • право требовать невмешательства в свои дела;
    • равенство прав государств;
    • обязательство выполнять подписанные договоры;
    • принцип действия международного права и применения дипломатии в международных отношениях (соблюдение договоров стало важнейшим элементом такой практики, а международное право и регулярная дипломатическая практика — неотъемлемым атрибутом отношений между государствами).