ШОС: новые возможности и риски

ШОС: новые возможности и риски

Организация становится одной из самых влиятельных в мире

Встреча в верхах Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 9 июня в Астане (Казахстан) стала примечательна тем, что завершилась принятием в организацию Индии и Пакистана. Таким образом, ШОС стала крупнейшей международной организацией регионального характера, которая на востоке простирается до Ляньюньгана Китая, на западе – до Калининграда России, на юге и севере – до Индийского океана и Северного полюса. По охвату населения, экономическому весу и военному потенциалу ШОС уже сейчас формально является крупнейшей международной организацией и самой крупной и потенциально влиятельной – в Евразии.

Вступление в ШОС Индии и Пакистана влечёт ряд важных геополитических следствий с учётом китайско-индийской конкуренции за политико-экономическое влияние в Южной Азии.

Во-первых, совместное членство Индии, Пакистана и Китая в ШОС создаёт предпосылки для гармонизации сложных отношений между этими странами; во-вторых, расширение ШОС, тем более за счёт таких значимых стран, а также, участие трёх членов ШОС (РФ, Казахстана и Киргизии) в ЕАЭС приближает формирование Большого евразийского партнёрства, с инициативой которого российская сторона в лице президента РФ В. Путина уже неоднократно выступала, в том числе, на недавнем пекинском форуме «пояс и путь». Подтвердила Россия свою инициативу и 9 июня в Астане.

Поскольку в ШОС состоят семь стран, участвующих в китайской инициативе «пояс и путь» (включая присоединившийся Пакистан), именно эта инициатива фактически служит экономической основой ШОС.

В свою очередь, наполнением экономических проектов участников стали инфраструктурные проекты КНР в рамках усилий Пекина по расширению доступа на перспективные рынки ЕС, Большого Ближнего Востока и Африки.

Официальная позиция Пекина сводится к взаимообусловленности двух проектов: «Пояс и путь» предоставляет ШОС более широкое пространство для развития, а ШОС поможет «поясу и пути» добиться больших результатов и «блестящего будущего».

На данный момент Индия отказалась присоединяться к инициативе Китая и, в частности, не участвовала в форуме «пояс и путь» 14-15 мая в Пекине. Дели находится в натянутых отношениях с Исламабадом из-за спорных территорий Джамму и Кашмир, а Китай в рамках своей инициативы «пояс и путь» прокладывает транспортный коридор через эти территории к пакистанскому порту Гвадар, игнорируя позицию Индии. Этот транспортный коридор имеет для КНР критическое стратегическое значение, поскольку является единственным путём выхода к источникам нефте- и газопоставок Аравийского полуострова и Персидского залива, к рынкам ЕС и Африки в обход контролируемого США Малаккского пролива.

По этой же причине сохраняются натянутые отношения между Индией и Китаем. Дели не может поддержать китайскую инициативу без отступления от принципиальной позиции в территориальном споре с Пакистаном.

В то же время, индийская сторона понимает, что вовлечение соседей Индии в транспортно-логистическую сеть из КНР в Южную и Западную Азию, минуя Индию, оставляет её в стороне от крупных и выгодных проектов, оборачивается упущенной выгодой. Вступление в ШОС для Дели, таким образом, оптимальный способ сохранить принципиальную позицию в вопросе Джамму и Кашмира и, вместе с тем, присоединиться к проектам «пояса и пути».

Также необходимость совместной работы в ШОС Индии и Пакистана, предполагающая частые деловые контакты и их участие в общих экономических проектах будет способствовать сглаживанию противоречий между ними.

РФ налаживает хорошие отношения с Пакистаном и сохраняет их с Индией. Недавно состоялся результативный визит премьер-министра Индии Н. Моди в Санкт-Петербург, где он принял участие в ПМЭФ и провёл переговоры с В. Путиным и представителями деловых кругов России. Также, Индия и ЕАЭС вскоре начнут переговоры о зоне свободной торговли (ЗСТ). При этом ЕАЭС планирует участвовать в некоторых проектах китайской инициативы для решения задачи по их сопряжению. Поэтому работа индийской стороны в формате ШОС и в перспективной ЗСТ Индии и ЕАЭС фактически вовлекает Дели в общеевразийские проекты.

Россия занимает в ШОС уникальную позицию – она поддерживает со всеми участниками организации дружественные и ровные отношения, что позволяет ей успешно сыграть роль арбитра.

Если через ШОС удастся состыковать политико-экономические интересы Индии с КНР и Пакистаном, то существенно вырастет роль РФ в ШОС, а сама ШОС значительно усилит влияние в Азии с перспективой полного исключения оттуда внерегиональных субъектов. Речь идёт о США, которые пытаются установить в Индии своё политико-экономическое влияние для сдерживания, в первую очередь, Китая, но также и России. Показательны, например, попытки Вашингтона занять доминирующее положение на индийском рынке вооружений и военной техники.

Поскольку вмешательство США в дела региона является фундаментальной предпосылкой сохранения зон конфликтов в Азии, что видно по Афганистану, уход Вашингтона создаст условия для военно-политической стабилизации региона.

Конечно, Индия экономически и политически конкурирует с Китаем за влияние в Азии, но и здесь ШОС может стать инструментом и механизмом сглаживания противоречий и гармонизации интересов. Принципиально оптимизировать экономические интересы смогло бы большое евразийское партнёрство, о котором В. Путин ещё раз напомнил 9 июня в Астане: «…нужно ориентироваться на сложение усилий, координацию национальных стратегий и многосторонних проектов на всём пространстве Шанхайской организации сотрудничества. Цель – объединить потенциалы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго‑Восточной Азии, китайской инициативы «Один пояс – один путь»».

Пока наиболее очевидный общий проект для объединения всех членов ШОС — борьба с терроризмом и обеспечение безопасности на внешних границах государств-членов. Ход обсуждения вопросов повестки дня и итоговые документы встречи, в частности, подписание Конвенции по противодействию экстремизму показали, что данный приоритет в деятельности ШОС был закреплён. Вступление в организацию Пакистана, наиболее плотно вовлечённого в афганскую ситуацию, по идее должно стать стабилизирующим фактором.

Вхождение Индии и Пакистана в ШОС несёт и определённые риски, если они продолжат вражду из-за территориальных споров уже внутри ШОС.

Здесь важно не допустить, чтобы двусторонняя проблематика выходила на уровень всей организации и там доминировала.

Если судить по высказываниям информированных китайских экспертов, то позиция КНР в этом смысле весьма осторожна и конструктивна. Она сводится к тому, что Китай не будет использовать ШОС для вмешательства в индо-пакистанские споры. Китайская сторона также надеется, что участие в ШОС пойдёт на пользу этим двум странам в плане создания платформы для взаимного общения и ведения переговоров.

В целом, сложились все предпосылки для повышения геополитической роли ШОС. Вступление в ШОС Индии и Пакистана способно как усилить организацию, серьёзно подняв уровень её влияния в Евразии, так и стать источником новых рисков. Задача России в этой связи – содействовать тому, чтобы ШОС стала платформой примирения этих двух стран, а также платформой гармонизации отношений Индии и Китая. Её решение позволит укрепить роль России в ШОС и в Евразии в целом, а также повысить значение ШОС в мире.

Виктор Пироженко

Источникhttp://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/shos_novyje_vozmozhnosti_i_riski_766.htm