Рябков: участие в БРИКС расширяет возможности России для решения внутренних задач

Рябков: участие в БРИКС расширяет возможности России для решения внутренних задач

Замглавы МИД РФ также подчеркнул, что внутриполитическая ситуация в странах — участницах БРИКС не влияет на сотрудничество и работу всего объединения

МОСКВА, 23 августа. /ТАСС/. Участие России в БРИКС расширяет возможности страны для решения внутренних задач, включая укрепление безопасности. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков в интервью китайским и японским СМИ.

По его словам, БРИКС «обладает, во-первых, уникальным составом участников, а во-вторых, — достаточно своеобразным мандатом и ориентирами, задачами, которые сформулированы в плане выражения коллективной политической и экономической воли». «Думаю, что в совокупности участие в таких организациях дает эффект мультипликации влияния и расширения возможностей для решения наших внутренних задач самого разного свойства — от инфраструктурных и инвестиционных до задач укрепления безопасности с точки зрения противодействия трансграничным вызовам, прежде всего террористическим, и задач, связанных с обеспечением безопасности по периметру границ, — отметил дипломат. — Мы знаем, что в некоторых форматах и проводятся совместные учения, и отрабатываются другие аспекты, связанные, что называется, с hard security — с «твердой» безопасностью», — сказал Рябков.

Замглавы МИД РФ обратил внимание на то, что участие в БРИКС не является для России вопросом «выбора цивилизационного или глобально политического». «Мы никогда не смотрим на Восток и на Запад под углом, что важнее, что лучше, или — или, — пояснил он. — Наоборот, мы считаем, что в силу географии и исторической специфики именно за Россией может быть роль, не хочу сказать «моста», потому что «мосты», «пояса», «пути» — это все терминология, которая приложима к очень многим маршрутам <…>. Но роль России как сводящего, как интегрирующего фактора, который может обогатить, скажем, форматы взаимодействия с партнерами в Азии и на Востоке неким опытом, который мы приобрели за годы работы, и неоднозначным опытом, скажем так, ведения дел с Евросоюзом, нашего сотрудничества, а иногда и соперничества в форматах, похожих на ОБСЕ, в ОБСЕ в частности, и так далее, и так далее».

«Это все «ферменты», которые позволяют в работе на других площадках быть более зрелыми, опираться на опыт, на навыки, на приемы, которые для нас знакомы, понятны, осязаемы, — продолжил Рябков. — И в обратном направлении аналогичные процессы тоже идут».

«После того, как мы имеем уже десятилетний опыт работы в БРИКС по тематике безопасности информационно-коммуникационных систем, наши позиции на других площадках — в Женеве, в Нью-Йорке — становятся сильнее, потому что мы понимаем, что безальтернативная западная монополия подходов и безальтернативность западных концептуальных решений тех или иных проблем — это не то, что существует на самом деле», — подчеркнул он.

Рябков также заявил, что Москва заинтересована в укреплении роли БРИКС не только в контексте взаимодействия партнеров, но и на уровне основных международных организаций и площадок.

«БРИКС должен и может заявить еще более весомо и активно о себе, — сказал он. — Поэтому не буду скрывать, что Россия выступает за расширение практики выпуска согласованных совместных заявлений в формате БРИКС по линии наших миссий ООН, как в Нью-Йорке, так и в Женеве, и по линии других международных организаций, включая, к примеру, наши венские миссии, где очень важная работа проводится по линии МАГАТЭ».

Результативность взаимодействия

Россия заинтересована в результативности всех форм взаимодействия с партнерами по БРИКС. Такое заявление сделал Рябков, отвечая на вопрос журналиста о механизмах взаимодействия стран — участниц БРИКС.

«Мы хотим чтобы отдача от бриксовских форматов чувствовалась во всех сферах», — сказал он.

Замглавы МИД России подчеркнул важность китайской инициативы проводить встречи на высшем уровне не только в формате БРИКС, на также и в формате «БРИКС плюс». «Это некоторый отход от той практики, которая стала уже привычной для всех, когда встречи в формате outreach проводились в основном с лидерами стран из того же региона, где проводится сам саммит, — пояснил он. — Сейчас мы видим новый диалоговый формат, глобальный в прямом смысле, и, я думаю, он вполне вписывается в ту роль, которую КНР играет в объединении и в целом в международных делах».

Дипломат также отметил искреннюю заинтересованность стран-участниц в выстраивании диалога на разных уровнях и по широкому спектру вопросов. По его словам, сеть министерских встреч, включая встречи министров иностранных дел, сформировалась как отражение того, что БРИКС «работает в режиме взаимного притяжения государств-участников, без искусственности и не просто для галочки».

Тем не менее Рябков выделил необходимость более тесного взаимодействия в сфере нормативно-правового регулирования экономики. «Мы считаем, что БРИКС не дорабатывает в регулятивной сфере, нам нужно больше работать с точки зрения усовершенствования нормативов стандартизации, — сказал Рябков. — Нам нужно больше вовлекаться в работу антимонопольных ведомств — здесь просто непаханое пространство для взаимной работы».

Внутриполитическая ситуация в странах БРИКС и работа объединения

В интервью китайским и японским СМИ замглавы МИД РФ также заявил, что изменения внутриполитического характера в странах — участницах БРИКС никак не сказываются на сотрудничестве в этом объединении и на его работе.

«Несмотря на разные векторы внутреннего развития стран БРИКС, обстоятельства, связанные с переходом власти к другим политическим силам в той или иной стране из объединения, никак не сказываются на характере нашего взаимодействия в БРИКС, — сказал он. — Мы не видим угасания интереса к этому формату ни у одного из государств партнеров». «Я не вижу никаких признаков того, что споры, которые могут возникать у партнеров, ослабляет сотрудничество в БРИКС», — добавил он.

Рябков подчеркнул, что БРИКС продолжает консолидироваться и утверждаться на международной арене. «БРИКС уже превратился в незаменимый фактор влияния на международные дела, — заметил он. — При этом БРИКС сохраняет свой характер неформального объединения, где мало бюрократии и много диалога и поиска компромиссов».

По мнению замглавы МИД, БРИКС надо укреплять и дальше, а также дать объединению возможность «поработать в экономической сфере». «У нас довольно успешно выполняется программа стратегии экономического партнерства, корни которого были заложены во время российского председательства в 2015 году, — заметил Рябков. — Мы подошли к периоду выделения уже второго пакета траншей займов на реализацию данного рода проектов в странах, которые участвуют в объединении».

Развитие диалога по линии Юг — Юг

По мнению Рябкова, концептуальные подходы китайского председательства к развитию диалога по линии Юг — Юг найдут отражение в итоговых документах саммита БРИКС в Сямэне.

«Мы думаем, что саммит в Сямэне ознаменуется выходом серьезного набора, внушительного пакета итоговых документов, где концептуальные подходы китайского председательства, в том числе к развитию диалога Юг — Юг, получат должное отражение, хотя хочу обратить внимание, что БРИКС как объединение — это не та площадка, не та платформа и не та структура, где идет главным образом диалог по линии, по шкале координат Юг — Юг, — отметил дипломат. — Это более широкая площадка, и вопросы, которые там обсуждаются, выходят за рамки этого диалога».

Замглавы МИД РФ выразил надежду на то, что «БРИКС плюс» покажет «зримо и очевидно, что партнеры, приглашенные на саммит в Сямэнь, привнесли обсуждение тематики, которая будет фигурировать на саммите, свою национальную окраску». «Нет никаких сомнений, что все вопросы, начиная от реформы глобального управления в широком смысле, включая реформу Организации Объединенных Наций, вопросы климата, суперактуальные в нынешних условиях, вопросы дальнейшего облегчения условий международной торговли, особенно с учетом тенденций к протекционизму и к внедрению приемов недобросовестной конкуренции, в том числе через односторонние нелегитимные санкции, — эти вопросы займут в ходе дискуссии и в формате «БРИКС плюс» очень важное место, — заявил он.- Понятно, что все эти темы перекликаются в значительной мере с тематикой диалога Юг — Юг».

«Нам, конечно, в равной степени было бы важно и ценно рассмотреть, обсудить, изучить, что можно сделать в бриксовском формате для мобилизации инвестиционного потенциала в экономике наших стран, какие требуются дополнительные усилия для ускорения структурных реформ там, где это необходимо, что следует осуществить, в том числе в формате БРИКС и с использованием нового инструментария БРИКС, для решения инфраструктурных проблем, с которыми сталкиваются наши страны, — подчеркнул Рябков. — Похожая повестка дня стоит перед правительствами и политическими силами тех государств, которые, как я понимаю, будут приглашены на формат «БРИКС плюс». Поэтому тематическая общность и подходы, которые мы будем там обсуждать и сопоставлять, я думаю, дают основания для уверенности в том, что диалог будет продуктивным и что это не будет one time event — это не одноразовое мероприятие».

Саммит лидеров стран БРИКС пройдет 3-5 сентября в китайском городе Сямынь (Сямэнь) в восточной провинции Фуцзянь.

Источник: http://tass.ru/politika/4500976