В период финансового эксперимента сказочно обогатились олигархи:

В период финансового эксперимента сказочно обогатились олигархи:

 

По данным Бостонской консалтинговой группы, благодаря организованным центробанками финансовым вливаниям, рост собственности и фондовые рынки обеспечили с 2008 года «рост глобального частного капитала до 166 триллионов долларов».

Британское издание New Statesman описывает использование противоречивых финансовых инструментов, которые помогают понять, как в ходе «финансового эксперимента» в мире на определенном этапе обогатились группы богатых. Сегодня очевидно, что система QE не является долгосрочным средством для решения хронической проблемы на переломном этапе.

С начала мирового финансового кризиса в 2008 году крупные центральные банки приобрели беспрецедентное влияние. По данным Бостонской консалтинговой группы, благодаря организованным центральными банками финансовым вливаниям, рост собственности, фондовые рынки и рынки долговых инструментов обеспечили с 2008 года «рост глобального частного капитала на две трети — до 166 триллионов долларов», пишет в британском New Statesman Кристофер Томпсон

. Сообщается, что менее чем за десять лет «кухни» центральных банков США, Европы, Великобритании и Японии буквально завалили финансовые рынки, насытив их деньгами в количестве более восьми триллионов долларов, используя систему, получившую название «количественное смягчение» или «смягчение денежно-кредитной политики» (QE).

По данным аналитической компании Trading Economics, лишь в Великобритании сейчас денег в обороте примерно на 1,2 триллиона долларов больше, чем десять лет назад.

Однако  для многих — прежде всего для молодых людей, имеющих мало активов — характерными признаками того периода «процветания центральных банков№ стали отсутствие гарантии занятости, рост цен на жилье, низкий уровень реальной заработной платы.

Дэвид Блэнчфлауэр, профессор экономики, член Комитета по денежно-кредитной политике Банка Англии (MPC), который представил программу «количественного смягчения» говорит, что в 2008 году для спасения экономики они «были вынуждены снизить ставки по кредитам». Но, пишет издание, участники эксперимента понятия не имели о том, какие суммы  для этого необходимы. Чтобы понять, нам «надо было попробовать».

С тех пор, как отмечает Томпсон, «вливание дополнительных денег в финансовую систему привело к тому, что стоимость заимствования этих денег — выраженная в виде процентной ставки по кредиту — «упала до исторического минимума«. Базовая ставка Банка Англии в настоящее время составляет 0,25%. В еврозоне ЕЦБ установил отрицательную процентную ставку на уровне 0,4%. Отмечается, что по сути, поручая банкам держать излишки своих наличных денег в центральном банке, ЕЦБ пытается заставить банки предоставлять эти деньги в кредит.

Поскольку деньги теперь настолько дешевы, объемы заимствований начали расти. Отмечается, что за десять лет общий мировой долг вырос на 70 триллионов долларов и составил более 225 триллионов долларов. По данным МВФ, это «более чем в три раза выше стоимости годового объема производства всех стран мира, то есть, что является «историческим максимумом».

В результате внедрения программы «по смягчению денежно-кредитной политики финансисты использовали вновь обретенные деньги, чтобы совершать покупки одновременно. Это привело к тому, что спрос на активы начинает значительно превышать предложение».

«Система стимулирования экономики путем смягчения кредитной политики задумана с целью повышения цен на активы. И в результате именно это и произошло», цитирует Блэнчфлауэра издание.

В то время, когда финансовые рынки были на грани безумия в ожидании запуска программы покупок ЕЦБ, Альберто Галло, который раньше работал в Goldman Sachs, а сейчас управляет хедж-фондом Algebris Macro, объем активов которого составляет 750 миллионов долларов «гасил пыл» взбудораженных авторов посланий, предупреждая их о «побочных эффектах» смягчения кредитной политики, пишет в британское New Statesman.

«Смягчение кредитной политики приводит к неправильному распределению ресурсов за счет распределения богатств среди тех, у кого есть активы. Те же, у кого активов нет, например молодежь, проигрывают в относительном выражении», сказал Галло.

Как считает Галло, система смягчения денежно-кредитной политики является проявлением куда более старой проблемы экономического роста, основанного на долговых финансовых активах. После 1945 года для обеспечения экономического роста западные экономики могли брать кредиты и рассчитывать на увеличение численности населения и повышение производительности.

Как подчеркивает Томпсон, сегодня же темпы роста населения в странах Запада ниже, производительность труда не повышается, а восстановление экономики после 2009 года является одним из самых слабых показателей. Но вместо того, чтобы проводить фундаментальные экономические реформы, чтобы попытаться запустить механизмы экономического роста и погасить долги, правительства и центральные банки еще больше ослабили кредитную политику. В результате долги растут быстрее, чем национальные экономики.

 «Компании и владельцы жилья впадают в зависимость от дешевого кредита, — говорит Галло. — И искусственное раздувание цен на активы означает, что вы попадаете в некую ловушку «бесконечности этой политики».

При этом из всех крупных центральных банков мира, взявших курс на смягчение денежно-кредитной политики, только Федеральный резерв США объявил о планах прекратить закупки облигаций и сократить размер своего баланса. Он планирует сделать это, дождавшись наступления сроков погашения купленных им облигаций. В случае с государственными облигациями правительство со временем будет возвращать своему собственному центральному банку полученные деньги. Что касается британского «воздушного шара», он, согласно New Statesman, «раздулся еще больше».

«Мы не знаем, как выкарабкаться из этой ситуации», цитирует Блэнчфлауэра британское издание.

А финансовые вливания продолжаются, подчеркивает Кристофер Томпсон. Их масштабы составляет сегодня «около 131 миллиардов долларов в месяц, которые поступают из центральных банков Европы и Японии». В начале сентября Банк Англии возобновил действия, направленные на смягчение денежно-кредитной политики. Он вынужден делать это регулярно, чтобы реинвестировать доходы от погашения облигаций в новые облигации для поддержания размера своего баланса.

Негативные последствия осуществляемой программы смягчения кредитной политики признают все больше специалистов. Когда эта система была введена в Великобритании, министр финансов Алистер Дарлинг написал в сентябре, что она задумана как «краткосрочная шоковая терапия». Как пишет New Statesman, «система QE не является долгосрочным средством для решения хронической проблемы».

Наряду с этим, практически никто даже из оппонентов идеи финансового мегарегулятора не поставил сегодня под сомнение соединение разных видов операций в рамках одной организации, которая по традиции называется «банком».

ВладимирМатвеев

Источник: http://rian.com.ua/analytics/20171022/1028746924.html