Путин и Лукашенко «недодоговорились»?

Путин и Лукашенко «недодоговорились»?

 

На переговорах в Минске лидеры Белоруссии и РФ старались показать, что в отношениях союзных стран все хорошо. Но их искренность вызывает сомнения

У журналистов есть верная примета: если по итогам важных переговоров нам сообщают, что «стороны договорились расширить и углубить… решить проблемы… подтвердили заинтересованность… находить компромиссы…», — то это значит, что «стороны» на самом деле ни о чем не договорились. Однако на публику стараются сделать вид, что все хорошо.

Именно так получилось с заседанием Высшего госсовета Союзного государства России и Белоруссии, которое прошло в Минске 19 июня. Заголовки белорусского государственного информагентства БелТА в этом плане очень красноречивы: «Беларусь и Россия на ВГС подтвердили стремление находить компромиссы в решении спорных вопросов», «Путин подтвердил заинтересованность в дальнейшей экономической интеграции с Беларусью», «Лукашенко заявил о необходимости устранения в торговле с Россией взаимных барьеров и изъятий».

Впрочем, начиналось все очень мило — с обмена памятными подарками. Александр Лукашенко преподнес Путину картину с изображением родного Санкт-Петербурга. Руководитель России в ответ подарил белорусскому коллеге сувенирный набор, а также необычный самовар — с символикой чемпионата мира по футболу.

Тема разногласий между союзниками сквозила даже в официальных славословиях. «Несмотря на непростые времена сегодня, тем не менее, служба есть служба. Согласно нашей договоренности еще до выборов [президента России], мы сегодня проводим заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства — хорошая увертюра к началу питерской баталии [в Санкт-Петербурге 19 июня прошел матч ЧМ по футболу между сборными России и Египта]. Будем надеяться, что все пройдет так, как российская сторона желает, и мы вас поддерживаем в этом плане», — сказал в приветственном слове Александр Лукашенко.

Владимир Путин в ответ тоже дал понять, что проблем накопилось много: «Знаю, что очень много вопросов действительно проработано, прежде всего на уровне правительств, ведомств. Коллеги продвинулись в значительной степени в решении вопросов, которые до сих пор еще оставались нерешенными. Но если что-то осталось, можем в этом составе обсудить».

Переговоры президентов в узком составе, как обычно, были скрыты от прессы и предваряли заседание Высшего Госсовета. Однако о каких-то конкретных договоренностях по их итогам объявлено не было, Владимир Путин ограничился лишь общим замечанием: «В традиционно дружеской и конструктивной атмосфере мы обсудили весь комплекс актуальных вопросов российско-белорусского сотрудничества».

 

Лукашенко высказался примерно так же: «Спорные вопросы, которые иногда возникают в белорусско-российских отношениях, традиционно будут решаться в духе взаимопонимания и компромисса. Это еще раз было подтверждено и на моей встрече с Владимиром Владимировичем, и непосредственно в ходе прошедшего заседания ВГС». По его словам, стороны намерены «продолжать конструктивный диалог по всем направлениям сотрудничества». В переводе с дипломатического языка это означает, что договориться не удалось.

Прошло и «широкое» заседание ВГС, повестка дня заседания которого включала около десятка пунктов. В их числе — программа согласованных действий в области внешней политики на 2018—2019 годы и вопросы развития интеграционного объединения на 2018—2022 годы, а также вопросы текущей деятельности в рамках Союзного государства. Россию на этих переговорах представляли премьер Дмитрий Медведев, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, спикер Госдумы Вячеслав Володин. Белоруссию — премьер-министр Андрей Кобяков, председатели обеих палат парламента Михаил Мясникович и Владимир Андрейченко.

«Все эти повестки Высшего госсовета выглядят немного глупо. Какая согласованная внешняя политика, если всерьез обсуждается восстановление границы между Россией и Беларусью? Когда Москва и Минск год за годом не могут договориться о взаимном признании виз. Когда Беларусь стремится поддерживать максимально хорошие отношения с Украиной, — задается риторическими вопросами в комментарии для „Росбалта“ белорусский политолог Антон Платов. — То же и с интеграцией внутри союзного государства — она остановилась в 2007-м, когда так и не решились вопросы с единой валютой и законодательством (Конституционным актом). С тех пор Союзное государство — скорее красивая вывеска, а саммиты ВГС — формальный повод, чтобы Путин и Лукашенко встретились лично и порешали накопившиеся вопросы».

Пока же Александр Лукашенко по итогам переговоров смог только сказать, что вопрос о порядке пересечения российско-белорусской границы Москва и Минск «обязательно решат». «Особая тема в союзном строительстве — защита интересов наших граждан. Для них уже в полной мере обеспечен надлежащий уровень различных прав и свобод. По крайней мере, мы продвинулись в союзе Беларуси и России дальше любого интеграционного проекта. Возникают отдельные вопросы, к примеру — по порядку пересечения белорусско-российской границы.

Мы договорились, что в ближайшее время разберемся с этой проблемой, — сказал глава Белоруссии. — Кстати, хороший пример: в условиях необходимости обеспечения безопасности проходящего в России чемпионата мира по футболу, мы с пониманием относимся к позиции россиян о применении элементов пограничного контроля. Но ожидаем, что все оставшиеся вопросы по пересечению белорусско-российской границы нам надо урегулировать».

Что касается вопросов экономики, то тут Владимир Путин был более оптимистичен и показывал, что все скорее хорошо, чем плохо. «Дальнейшего расширения и диверсификации требует внутрисоюзная торговля. В прошлом году товарооборот увеличился почти на четверть — плюс 23,5% и достиг $ 32,4 млрд, в январе—апреле текущего года прибавил еще 18,5%», — заявил он, отметив, что при сохранении такой динамики странам вполне по силам выйти на уровень в $50 млрд, но не уточнил, когда.

Президент России также отметил, что «объем накопленных российских капиталовложений в белорусскую экономику превышает $3,9 млрд, белорусские предприятия инвестировали в Россию порядка $620 млн». «Готовы предпринять дополнительные шаги в плане наращивания промышленной кооперации», — заверил он, и привел примеры совместных проектов: строительство в Белоруссии российскимикомпаниями завода по производству технического углерода, возведение фабрики строительных материалов, предприятия по переработке зерновых культур. Совокупная стоимость этих проектов — около $400 млн.

А далее каждый из президентов говорил о том, что более важно лично для него. Для Путина это оказался транзит газа. «Имея в виду техническое состояние других маршрутов экспорта российских углеводородов, в частности газа, в Европу, их, прямо скажем, неудовлетворительное состояние, белорусский маршрут приобретает большее значение», — подчеркнул Владимир Путин. Он напомнил, что Россия до 2020 года планирует инвестировать около $2,5 млрд в обновление белорусского участка газопровода «Ямал-Европа», а также еще более миллиарда в строительство дополнительных подземных газохранилищ.

В свою очередь, Лукашенко упоминал торговые барьеры (в том числе вылившиеся в «молочную войну») и «жонглирование полномочиями» между разными интеграционными структурами — СГ и ЕАЭС. «В 2017 году мы преодолели процесс снижения взаимного товарооборота и вышли на его рост. Сегодня весьма важно закрепить положительные тенденции и обеспечить дальнейшее наращивание торговых отношений между нашими странами. В том числе за счет устранения взаимных барьеров, изъятий, а также создания равной конкурентной среды», — сказал белорусский лидер.

И продолжил, напомнив, что спорные вопросы зачастую переводятся из одного интеграционного формата в другой. «Например, на площадку Евразийского экономического союза. Думаю, что нам не следует это впредь делать, потому что мы в нашем союзе в состоянии решать те вопросы, которые существуют. Если какие-то проблемы мешают нашим отношениям, я думаю, что нам их надо решать здесь и сейчас», — заявил он.

На публике два президента «молочную войну» старательно не упоминали. Но о том, что этот вопрос обсуждался, свидетельствует неожиданное высказывание любящего экспромты Лукашенко: «Интересный факт прозвучал, который не все знают, а может быть, кто-то и вообще упустил. На душу населения Россия поставляет в Беларусь сельхозпродукции больше, чем мы в Россию. Принято говорить, вот белорусы поставляют много. На душу населения вы больше нам поставляете, чем мы вам. Цифры не называю. Найдете сами. Но намного больше. Россияне нас кормят больше, чем мы».

Тем не менее, в Минске лидеры двух стран не смогли решить не только «глобальные» проблемы вроде «молочной войны», но даже и достаточно частные вопросы — такие, как отмена роуминга. О том, что решение по этому вопросу пока не найдено, заявил госсекретарь СГ Григорий Рапота. «Вопрос прорабатывался министерствами связи совместно с операторами связи Беларуси и России. Пока решение не найдено. Но работы будут продолжены», — цитирует Рапоту БелТА.

Тот факт, что Путин и Лукашенко в Минске не смогли договориться по ключевым вопросам, озадачил наблюдателей. Ведь чуть больше года назад, в апреле 2017-го, на встрече в Санкт-Петербурге главы России и Белоруссии сумели разрешить намного более сложный и долгий конфликт — «нефтегазовый». Почему не получается договориться теперь? Эксперты строят самые разные предположения, в Белоруссии популярны версии о том, что Москва требует от Минска «поступиться частью суверенитета» или хотя бы разместить на белорусской территории российские военные базы. Но точно этого не знает никто.

Михаил Петровский

Источник: http://www.km.ru/world/2018/06/20/vladimir-putin/826051-putin-i-lukashenko-nedodogovorilis