Елена Кузьмина: Чем дольше страны размышляют о Таможенном союзе, тем меньше преференций получат

Елена Кузьмина: Чем дольше страны размышляют о Таможенном союзе, тем меньше преференций получат

Кыргызстан третий год не может определиться, стоит ли вступать в Таможенный союз. Третий вариант Дорожной карты правительство обещает вынести на общественное обсуждение в ближайшее время. Как долго еще страны ТС будут терпеть «капризы» КР? Об этом в интервью ИА «24.kg» рассказала руководитель сектора экономического развития постсоветских государств Института экономики РАН Елена Кузьмина.

— Кыргызстан раньше Армении заявил о желании вступить в Таможенный союз. Но она почти завершила процесс, а КР только Дорожную карту мучает. Почему так происходит?

— В Армении и Кыргызстане разная экономическая ситуация. К тому же в КР хорошо и эффективно поработали внешние силы других стран. Это сыграло немаловажную роль. Людей запугивают, что вступление в союз лишит их рабочих мест. Однако рабочие места уже потеряны. Об этом говорит ежегодное увеличение числа кыргызских мигрантов в России. Люди могут не читать книжки, но не кормить детей они не могут.

— В очереди сейчас стоит не только Кыргызстан. Многие эксперты говорят, что в обозримом будущем в ТС может войти и Таджикистан. Когда этого можно ожидать?

— Официально Таджикистан заявляет, что не может вступить в союз из-за отсутствия общей границы. Они готовы сделать это после Кыргызстана. С другой стороны, есть пример Армении. У нее нет общей границы ни с одной из стран ТС, но в союз она вступает. Сказать точно, что РТ вступит в Таможенный союз в 2017, 2018 или 2019 году, я не могу. Там идет борьба двух сил. Они еще не определились, куда идти.

— Та самая многовекторность в политике. Но разве это плохо — сотрудничать не только с Россией, а еще и с европейскими государствами или США?

— Ни у европейцев, ни у американцев особого экономического интереса к региону нет. Единственный американский проект, который предлагается Таджикистану и Кыргызстану, — это CASA-1000. Планировалась передача электроэнергии в Пакистан и Афганистан. В данном случае речь идет о разрыве региона на две или три части внешними силами, а не о воссоздании экономически сильной Центральной Азии.

— Еще одним соседом ТС является Узбекистан. Он в последние годы занимает особую позицию практически по всем вопросам. Каковы перспективы его вхождения в союз?

— Узбекистан может вступить в Таможенный союз со временем. Он сейчас ведет изоляционистскую политику, однако в то же время не может выпрыгнуть из своей географии. Думаю, ему придется вступить в ТС, потому что под Китай он тоже не хочет «уходить». РУз пытается усидеть на двух стульях, но, как показывает опыт Украины, сделать это не всегда получается.

— Вы сказали, что «внешние силы» запугивают людей страшными сказками о будущем в Таможенном союзе. Одна из «страшилок» — с помощью ТС и Евразийского союза Россия пытается воссоздать СССР. Как вы оцениваете эти опасения?

— Я не уверена в правильности подобных высказываний. Во-первых, это независимые страны. Это не просто государства, у которых своя Конституция. У них свои экономика, уровень открытости. Для воссоздания Советского Союза нет ни объективных, ни субъективных условий. Речь идет только о том, что экономически и геополитически нам выгодно быть вместе. Нам проще решать вопросы сообща.

— Чтобы ликвидировать внутренние границы, нужно сначала укрепить внешние. Будет ли Россия помогать Кыргызстану в этом, а в будущем, возможно, и Таджикистану?

— Фактически Россия уже активно участвует в укреплении рубежей СНГ. Все страны, о которых вы говорите, входят в ОДКБ, в общий пакт о безопасности. Также они пользуются российскими оружием и военными технологиями. Евразийский союз и ОДКБ совпадают по территориям, поэтому вопросы безопасности здесь решаются сами собой.

— Как сами россияне относятся к ТС?

— Нейтрально. Недовольство растет увеличением мигрантов. Чаще всего речь идет о том, что, если мигранты не платят налогов и не делают отчислений, почему тогда их должны лечить в наших медицинских учреждениях, почему женщины должны рожать в наших роддомах? Поэтому должны быть законодательно защищены мигранты и экономика их государств.

— Давайте вернемся к ситуации в КР. Чем для Кыргызстана может обернуться столь долгое раздумье?

— Чем дольше страны размышляют, вступать или нет в ТС, тем меньше преференций получат. Внутри союза решается, какие у нас будут стандарты по тем или иным товарам, какие могут быть преференции, в каких отраслях временные послабления, а в каких нет. Это все решается государствами Таможенного союза. Новые страны, вступая в союз, принимают то, что уже принято. Конечно, может быть какой-то переходный период, но кардинально изменить ситуацию они не могут. Отстаивать свою точку зрения можно только переговорами внутри объединения. Сейчас Кыргызстан — всего лишь наблюдатель.

— Кыргызстан пытается выторговать для себя максимум преференций. Какие требования страны ТС могут поддержать?

— Разногласия возникли в объемах помощи. Могу сказать однозначно: полностью покрывать расходы КР, связанные с вступлением в ТС, Россия с Казахстаном не будут. Однако помощь окажут. Возможно, даже до 50 процентов расходов покроют. Но КР тоже должна участвовать в этих процессах, вывести экономику из тени. В РК и РФ экономика почти полностью выведена из тени, есть небольшой процент, который допустим по мировым стандартам. А Кыргызстан сам признает, что около 60 процентов экономики в тени.

— Вы говорите, что до половины расходов, связанных с вступлением Кыргызстана в ТС, может покрыть Россия. О чем именно идет речь?

— В рамках помощи будет дополнительный договор по фитосанитарным станциям. Понятно, их нет и неоткуда взять, а стандартам ТС нужно соответствовать и проверять продукцию. Я думаю, речь все-таки будет идти не о деньгах, а о материальных вещах, которые здесь необходимо развивать. Например, возможны также вложения в швейное производство.

— Будет ли оказываться денежная помощь Кыргызстану в переходный период?

— Все время «доить» Москву не получится. Говорить, что денежных вложений не будет вообще, тоже нельзя. Но это не будет выглядеть так: отдали правительству деньги, а оно как захотело, так и распределило по своему усмотрению в какой-то карман. Речь идет о целевом выделении средств. Однако в большинстве случаев это, скорее всего, будут техника и технологии. Россия в плане развития производства меньше всего получает от вступления Кыргызстана в ТС. Она лишь расширяет свои рынок сбыта и коммуникации.

— В развитие каких производств может вложиться Россия?

— Вполне возможно, во что-то связанное с ремонтом техники, сборочными производствами. Но нужна подготовленная рабочая сила, чего в Кыргызстане значительно меньше, чем, допустим, в северных областях Казахстана. Думаю, в первую очередь будет регулироваться вопрос рабочей силы и ее квалификации. Вполне возможно, что та техника, которая будет сюда поставляться, здесь же, в КР, и будет ремонтироваться. Исходя из опыта РК, это может быть БелАЗ или АвтоВАЗ. Однако это лишь догадки, потому что конкретных договоренностей еще нет.

— Какие отрасли Кыргызстану стоит развивать в первую очередь?

— Естественно, те, которые уже успешно работают. Речь идет о швейной отрасли. Она уже встроена в российскую торговлю. Главное сейчас — ввести ее в законное русло, чтобы легче работалось.

— Кыргызские швейники попросили значительных преференций. Они хотят закупать ткани, фурнитуру и оборудование из Китая по тем же ценам, что сейчас. Власти Кыргызстана пообещали, что так и будет…

— Здесь ваши власти лукавят, это невозможно сделать. Это условие, которое заранее невыполнимо. Подобные преференции, конечно, возможны, но не более чем на два года переходного периода. К тому же таможенные пошлины России и ВТО не сильно отличаются. Поэтому стоимость сырья для швейного производства до и после вступления в Таможенный союз не будет сильно отличаться.

— Однако швейники опасаются, что при равных условиях они не смогут конкурировать с Китаем и странами ТС…
— По моему мнению, конкуренция будет не столько с Китаем, сколько с Беларусью. Потому что именно она хорошо этот рынок заняла. У нее более натуральные ткани. Конечно, снижение продаж продукции кыргызского швейного производства возможно после вступления в Таможенный союз, но не думаю, что оно будет значительным. Продукция кыргызских швейников пользуется популярностью у россиян.

URL: http://www.24kg.org/cis/178393-dzhoomart-otorbaev-s-vstupleniem-v-tamozhennyj.html